«…и озаренье, и работа…»

kissandcry Нет рубрики

«…Всё начинается с любви…» (строчки, вырванные из контекста известного стихотворения Роберта Рождественского).

Конечно, с любви начинается далеко не всё, и не всё — с романтической. Но, будьте уверены, что именно с нее начинается всё самое интересное. Особенно для людей творческих, к коим фигуристы пока что относятся. Это и опасно, и прекрасно.

Сами спортсмены по большей части стараются оставлять эту тему за бортиком ледовой арены — слишком сильные, неконтролируемые эмоции, несовместимые с нынешними ультра-си и четким планом действий по покорению Олимпа. Но не стоит забывать, что «…влюбленность — это единственное хорошее топливо для того, чтобы писать книжки» (последнее можете заменить на то, что вашей душе угодно, а перед «влюбленность» приписать ключевое слово — «безнадежная»). Это уже цитата Аси Казанцевой, научного журналиста, изучающей мозг и популярно рассказывающей публике, что и как влияет на наше поведение в повседневной жизни. По ее мнению, главное — придумать для мозга правильную мотивацию, которая, якобы, приведет к достижению романтической цели, и «впрячь» все свои ресурсы в работу. И, хотя, вероятнее всего, цель ни черта не достигнется, но книжка — будет, а может, и музыка, или стих, или программа. Да и вообще, мало ли что вы там себе загадали. Влюбленностью, раз уж случилась, надо пользоваться.

Вообще, посыл Аси в том, что любые переживаемые сильные эмоции надо использовать себе на пользу. Чаще это происходит непроизвольно — у настоящих талантов именно в переломные моменты рождаются шедевры.

Что-то же должно было вдохновлять Чайковского на гениальную музыку? Конечно! К примеру, в год, когда композитор вдохновился идеей написать оперу «Евгений Онегин», он почти что сам непроизвольно стал героем ее сюжета. Не секрет, что П.И. не испытывал романтических чувств к женскому полу. Это его очень мучило, и это он считал большим своим недостатком. Однажды он получил письмо от Антонины Милюковой, своей студентки, в котором та признавалась ему в любви, подобно Татьяне. Она, правда, была в него безумно влюблена. Это доверчивое письмо и искренность девушки так тронули его, что в тот же день он написал Сцену письма Татьяны — первой из всей оперы. Антонина и Петр Ильич поженились, но никогда не жили вместе, Чайковский не мог ответить ей взаимностью. Их брак стал трагедией для обоих. Но музыка всё жива и пронизана вдохновением момента.

А это уже Ноктюрн «Разлука» Глинки «La Séparation«, написанный им для сестры Елисаветы Ивановны, собиравшейся в тот момент уезжать из Петербурга. Ноктюрн не очень известный, но такой трогательный, такой, как-будто, говорящий, ноктюрн. Мой любимый.

https://vk.com/video2658448_456240268 — здесь можно послушать, как его исполняет Александра Шмелева.

Вообще, под влиянием чувства, люди становятся очень нежно-уязвимыми, тонко чувствующими, эмоционально откликающимися буквально на все.

Вспомните Маяковского — такого статного, волевого, прямого и даже дерзкого в стихах. Но какие строки из него лились для любимой Лилички Брик! Даже после расставания она оставалась музой для его стихов — стихов на грани силы и слабости, любви и безысходности. Одно из любимых так и называется — «Лиличка».

Многие знаменитости признаются, что лучшие их работы случались, когда личная жизнь катилась в какие-то тартарары. Почему? Когда в жизни все хорошо, то никакие стихи и творческие порывы не нужны. Все творится в самой жизни. Это неизвестность и невозможность найти выход, потребность направить нерастраченную энергию хоть куда-нибудь — нередко бросают в русло искусства. Много вы вспомните стихов о счастливой любви? А балетов с радужным сюжетом и «жили они долго и счастливо…» в конце? Эмоции — это то, что нас привлекает, это то, как мы чувствуем жизнь, это сама жизнь.

Так что, если вдруг где-нибудь захандрит, попробуйте эту глупую дисфункцию организма сделать полезной для себя и для других, запомнить свое эмоциональное состояние и по необходимости вытаскивать нужные чувства и энергию. Главное только не переусердствовать.

Интересно, вспомнятся ли вам программы или прокаты, которые состоялись благодаря или под воздействием сильных эмоциональных переживаний? Мне, пожалуй, приходят в голову прокаты Татьяны Волосожар и Максима Транькова — на чемпионате Европы 2013 года, спустя несколько дней после смерти его отца, и олимпийская произвольная под музыку из рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда», как некое посвящение папе и точка, в которой было отдано все, чтобы отец мог гордиться сыном.

Похожие записи

«Запрещенка»

Олимпиада нагрянула, и идет себе. Без зрителей, с огромной разницей в часовых поясах, но тем не менее… Вполне себе вышагивает, […]

А где-то там Олимпиада

Вот сейчас, когда московские фигуристы скорбят по «Локомотиву», проходит летняя Олимпиада. Та самая, которая должна была быть еще прошлым летом, […]

Расставание будет недолгим

Немного вестей из Москвы. Первая – с 1 августа закрывается самый лояльный пока что к взрослым фигуристам каток. Официально – […]

Добавить комментарий