Александр Ксензенко: «Ну вот зацепило…»

kissandcry Фойе , ,

Есть во взрослом фигурном катании особые звезды, самые яркие – наши корифеи. Среди них Александр Ксензенко, который начал танцевать на льду будучи студентом московского технического ВУЗа.  Причем именно сразу танцевать, то есть заниматься танцами на льду. Рассудив, что фигурнокатательная история такого спортсмена может стать весьма поучительной и не оставит равнодушным никого из коллег, мы завлекли Александра для интервью в небольшое кафе сразу после Фестиваля танцевальных коллективов памяти Леонида Корниенко, который состоялся в ноябре этого года в ЛД «Медведково».  Александр Ксензенко выступал в тот день в составе Ансамбля ветеранов танцев на льду «Москвичи», мы с Катей – катались за «Возрождение».

И вот мы сидим в кафе, а интервью сразу же превращается в дискуссию о танцах, партнершах и партнерах, судействе и прочих хитростях взрослого фигурного катания.   

Часть первая. Истоки.

Галина: — Расскажите, Александр, как Вы пришли в фигурное катание? Что Вас сподвигло на занятия?

Александр: —  Сам не знаю, долгая история. Я технарь, и вообще хотел заниматься гимнастикой, но от нее у меня болел очень желудок, и я тогда понял, что это не моё.

Г. — Конечно, об перекладину животом биться…

 А.- И тогда я узнал, что есть такой вид  фигурного катания – танцы на льду: музыка, танцы, красота… Меня это увлекло, и я стал заниматься.

Г. — А как давно это  было?

А. — Очень давно. В 1969 году, тебя, Катя, еще на свете не было.

Г. — Да и меня еще не было.

А. – Вот моя первая партнерша и она же тренер Татьяна сегодня выходила на лёд с «Москвичами»,  мы с ней начинали кататься, она меня учила. Я приходил утром на каток, она тренировала там детей, а на самом деле со мной занималась. А вечером вместо института – у Гуревича. В «Лужниках» была секция такая, очень сильная, а занятия вел Гуревич.

фото из личного архива Александра Ксензенко, прим. 1969-1970 год

— Г. Это который книгу написал «Танцы на льду»?

А. — Да, кстати, по образованию он инженер был, в станкостроении работал.

Г. – Ну вот давайте сначала. Вы студент и до этого вообще не катались. Все-таки почему решили заниматься? По телевизору увидели соревнования, может?

А. – Ну вот зацепило. По телевизору, конечно, смотрел. Тогда пара английская была Таулер–Форд,  они мне очень нравились. А еще оказалось, что в моей группе в институте один парень занимался танцами на льду. Представляете? В 68 году он уже катался по первому разряду. Не могу сказать, что это очень распространенный вид спорта был в Москве, но работали тогда Гуревич, Глязер. Юрий Невский   перевел первый учебник по танцам, американский.

Г. – Вы прямо сразу именно в танцы?

А.- Сразу, уговорил согруппника взять меня с собой на тренировку, и мы с ним пошли в магазин, купили ботинки, потом в другом магазине купили лезвия, отвез я всё это к мастеру, он мне обрезал лезвия – сделал танцевальные, прикрутил к ботинкам, и я начал ковыряться. Падал, у меня всё было отбито. А мой институтский друг как раз катался с Татьяной. У нее тогда была такая талия, симпатичная, фигуристая, и катала безукоризненно всё.

Г. – Подождите, я вообще в шоке, ведь это было почти 50 лет назад!

А. – Да, давно это было. А потом меня чуть не выгнали из института, я на лекции перестал ходить, а ходил кататься.

Г. – А в Советском Союзе не было же соревнований для взрослых?

А. —  Были. В ЦСКА Глязер организовывал. На «Кристалле» в «Лужниках» была секция для взрослых каждое воскресенье, две группы. А вел Виктор Рыжкин, он такой был стройный, высокий, как сделает заклон, как ногу поднимет…

Г. – Тогда уже мужчины делали заклоны?

А. – Да что ты! Он катался, как Бог! Он потом вел хореографию, позже уезжал работать за границу, а с нами он лет 5 или 7 занимался, потом уже на «Кристалле» стал вести занятия Гуревич.

Г.- Ну а все-таки что насчет соревнований?

А. – Ну вот они организовывали регулярно соревнования. 23 февраля и 8 марта, ежегодно, два соревнования заключительных. И катали мы в основном обязательные танцы.

К. – В паре катали обязательные танцы или соло?

А. – Это потом уже стали сольно катать обязательные танцы, а тогда – нет.

К. – У Вас была постоянная партнерша?

А. – Ну, у меня разные были партнерши. И я катался по разным разрядам.

Г. – Вот я была уверена, что в Советском Союзе не было соревнований для взрослых.

А. – Что ты! Были соревнования и по разрядам, не так как сейчас – Бронза, Серебро, Золото, а разряды юношеские и спортивные, как положено. И по каждому разряду выступало как минимум 3-4 пары, и даже больше, не так как сейчас – танцоров же нет совсем. Тогда была конкуренция. И нам с Татьяной даже удалось однажды стать первыми.

Г.- А почему сейчас танцевальных пар нет?

А.- Потому что это очень затратный и трудоемкий вид, танцы.

Г. –Ну тогда же были? Люди же тоже работали…

А. – Тогда  было больше энтузиазма. Были Пахомова с Горшковым, танцы становились популярными.  А Люмила Пахомова такая маленькая , такая хрупкая была. Однажды я с ней встречался, она попросила – «можно я на лёд выйду, мне только коньки притупить». Притупить, представляешь?  Кстати, Пахомова и Горшков тоже тренировались на «Кристалле».

Г. – Может тогда танцы интереснее просто были? Не обязательные, а произвольные. Сейчас же все-таки катают с обязательным набором каких-то элементов, а раньше – кто во что горазд.

А. – Раньше не было таких жестких требований. Были некоторые ограничения в произволке. И сейчас то же самое, но нужно много элементов в произвольном танце выполнить и, получается, собственно танцевать некогда. А раньше за 4 минуты можно было сюжет развить. Сейчас – нет. Разные части в танце были, по характеру, быстрые и медленные, и танцоры имели возможность развернуться, а сейчас столько обязательных вещей, что сюжет танца какого-то трудно сделать. Вот, например, твиззлы. Сейчас вынь да положь. А раньше: ввела твиззлы в танец – хорошо, нет – и не надо.

Г. – Ну, твиззлы – это такой элемент, который в принципе ничего не выражает. Они не нужны, на мой взгляд.

Далее отвлеченная теоритическая дискуссия вдруг приобрела неожиданный поворот. Александр, как и положено мужчине,  заявил, глядя на мою юную партнершу: «-Эх, жаль. Вот была бы ты поменьше ростом. Я бы тебя увел…».  «Да, фиг Вам» — неполиткорректно ответила я. И разговор свернул на тему: где взять партнершу или партнера для танцев на льду?  И вообще собственно про партнерство.

Это, скажу я вам, отдельная тема, поэтому и текст будет на эту тему отдельный.

Похожие записи

Шоу или соревы?

Если бы вам, взрослому фигуристу, пришлось выбирать — выступить на соревнованиях или на шоу? Что бы вы выбрали? У меня […]

«Драгоценное хобби»

Ковычки, в данном случае, не ирония, а цитата из интервью композитора Кирилла Рихтера. Дело в том, что для Кирилла музыка […]

Время покажет

Обратили внимание, что на этапе Гран При в Японии арена была заполнена зрителями. Причем сидели в каждом кресле, без какой-либо […]

Добавить комментарий