Светлана Размолодина: «Всегда хочется чего-то нового…»

kissandcry Нет рубрики

Со Светланой Размолодиной, организатором соревнований на Кубок Ледкома в Ярославле, мы договорились встретиться за ужином, в пиццерии «Лапша на ушах». Мы пришли первые, уже сделали заказ и приступили к приятной согревающей процедуре поглощения глинтвейна, как в пиццерию вихрем влетело маленькое торнадо. Торнадо приземлилось за наш столик, и оказалось Светланой.  Удостоверившись, что все мы как раз те самые люди, что и должны были собраться за тем столом, мы начали беседу.

Пролог.

Света, много волнительных моментов накануне соревнований?

Да, всегда готовишься –готовишься, но в последний момент возникают какие-то интересные вопросы, неожиданные – именно со стороны тех людей, от которых даже и не ожидаешь.  При том что я с этой площадкой (СК Торпедо — прим. Г.Н.)  уже работала несколько раз – делали новогодние сказки. В принципе мне казалось, что я уже все «подводные камни» знаю; знаю, с чем там можно столкнуться. Но тем не менее каждый раз случается что-то интересное, и в последний момент нам говорят, у нас вай-фая нет. Ну вот именно сегодня, вот вчера работал и завтра может быть будет, а сегодня нет. Компьютер – не-не у нас нет, приносите свой ноутбук, — ну, как же мы же с вами договаривались, что будет ваш, а, ну ладно, тогда. Ну в общем много таких мелочей.

А как вы вообще на эту площадку вышли? Почему решили на «Торпедо» проводить?

Можно начать уж совсем с длинных корней. Это историческая площадка. Это первый в городе каток, на котором играла тогда команда «Торпедо». Она тогда называлась еще не «Локомотив». Это примерно 92-93 годы. Я туда ходила смотреть хоккей, ходила болеть, когда мне было 12-13 лет, и это то место, откуда вышли все ярославские фигуристы.  Это было единственное место в городе, где была школа фигурного катания.  Стадион конечно реконструировали, раньше он был в плохом состоянии – потолок обваливался, сейчас он уже в достаточно приличном состоянии.  И наиболее адекватный с точки зрения цена-качество.  Потому что есть в Ярославле уже новые катки, которые построили не так давно, но там ценник такой космический, и они больше ориентированы на хоккей.  А на этом катке я давно уже работаю, я здесь проводила елки, и весь коллектив знаю, поэтому мне с ними проще договориться.

А клуб Ваш где базируется?

Везде. Где есть массовое катание, там мы катаемся.  Но больше всего всем нравится кататься на Арене 2000 Локомотив, потому что там самое комфортное катание, и температура хорошая и площадка сама побольше.  Локомотив, что на проспекте Фрунзе, — новый совсем комплекс, ему год всего.  И там катаемся. Но там нет раздевалок, приходится переодеваться прямо в фойе, холодно и неудобно.  В Арене та же история, хотя и считается главная площадка города. там есть конечно шторки, но тоже это не раздевалки. Девчонки чаще всего приезжают уже переодетые.

А на «Торпедо» нам уже дают ключи от раздевалок, они уже чувствуют конкуренцию, что появились уже другие катки и начинают подстраиваться, и мы с удовольствием этим пользуемся.

Часть первая. Историческая. 

У каждого взрослого фигуриста есть интересная история о том, как начинались и развивались его отношения с фигурным катанием, поделитесь своей историей?

В детстве меня начали водить на фигурное катание, как раз на стадион «Торпедо», где завтра соревнования будут.  Меня водила мама, и мы всё время опаздывали.   И через несколько тренировок мне сказали, «так – идите вон!», потом прошло 20 лет,  я пришла к тому самому тренеру, который 20 лет назад меня отправил вон, потому что он был у нас один наиболее известный тренер. Зовут его Герман Георгиевич Смуров, он, можно сказать, просто легенда Ярославля,  знают его у нас все, практически все тренеры, которые сейчас в Ярославле тренируют вышли из его школы.  Он раньше практически единственный был, и самый признанный, у него были фигуристы, которые занимали места, он сам был парником когда-то .

Он и сейчас еще работает?

Мы его периодически приглашаем в наш клуб,  но я даже боюсь сказать, сколько ему исполнилось лет.  Может, 76 или даже больше.  Поэтому иногда, когда у него настроение есть, он приходит и занимается с нами.

Когда вы через 20 лет к нему пришли, он вас узнал?

Да, нет, конечно. Он меня и тогда-то не узнавал.

Вы ему не сказали, когда пришли, что вот вы меня выгнали маленькую?

Нет, тогда не сказала, сказала уже потом. Я за 20 лет испробовала много разных видов спорта, чем я только не занималась. Занималась танцами, игровыми видами спорта – волейбол, гандбол, плавание, всё что было можно и нельзя, в общем, всё, что было доступно. Времена тогда были достаточно сложные, это сейчас выбора больше стало. Тогда как-то выбора практически не было. Вот, я когда пришла, подошла к нему и говорю, возьмите меня, пожалуйста, покататься. Он, видимо,  не расслышал, и говорит – «ну, приводите ребенка»,  а  я и повторяю – «я сама хочу кататься»,  Герман Георгиевич очень удивился и сказал, что ему  надо подумать.  Я ему оставила номер телефона.  Это был примерно 2002 год.  Еще не было Арены, был вот этот каток «Торпедо».

И тогда взрослого катания в Ярославле не было?

Не было, была у нас Нелли Урядова, вот она была единственная, кто катался,  в тот момент и водила она своего ребенка как раз к Герману Георгиевичу.

То есть вы пионер взрослого катания в Ярославле?

Можно, наверное, так сказать.  Он мне перезвонил недели через две, когда я уже думала, что он  уже и забыл обо мне. Он позвонил и сказал, «приходите, я посмотрю, что вы умеете».  Я ответила честно , «вы знаете я не умею ничего, вообще, у меня даже коньков нет, пока».  Я сейчас даже и не помню, где я взяла коньки.  Какие-то коньки-убийцы с привязанными лезвиями, старые, были у меня. Не пошла и не купила, а у кого-то где-то у знакомых нашла какие-то коньки. Ну, собственно, так вот и началась эта история.  Наверное год или два я очень усердно тренировалась.

Почему он согласился Вас тренировать?

Никогда у него об этом не спрашивала.  Но, наверное,  для него это был определенный вызов, как для тренера.  Что-то новенькое,  какие-то новые достижения,  потому что он в том уже возрасте не мог показать, например, как прыгнуть аксель, или что-то еще. То есть у него другая тренерская сила, именно в убеждении, что ты можешь это сделать. И, видимо,  у меня стало получаться,  и хотя он не мог элементы показать, он мог хорошо объяснить, и мы смогли найти общий язык. Он увидел, что есть результат, причем результат пришел достаточно быстро,  появилось какое-то скольжение,  прогресс был очевиден, и ему стало интересно со мной заниматься.

Он стал брать еще взрослых учеников?

Нет, к нам стали подходить на массовом катании,  интересоваться, просились заниматься, но он не хотел больше взрослых брать. А потом я стала плотно общаться с Нелли, а  началось всё с того, что я поехала на соревнования в 2008 году.

Откуда вы узнали про соревнования?

Этого я уже не помню, история довольно древняя.  Причем у меня уже пыл  к тому времени немного подугас,  вот первые два года я тренировалась очень плотно, каждый день после работы я бегала  вокруг стадиона, как вот в фильмах показывают  боксеров каких-нибудь, я даже себя так представляла.  Я тренировалась практически до изнеможения.  Потом где-то через два года, понятно, что в жизни много изменений произошло,  фокус пришлось сместить со спорта, и я так немного  подзабросила  и года 2-3 ходила раз через раз. И вот тогда я как-то пришла, и Герман Георгиевич мне сказал, ты знаешь, что проводятся соревнования для взрослых.  Меня эта идея сначала вообще не заинтересовала.  А он говорит, ну ты подумай, он знал, что меня можно зацепить.  И я подумала, подумала и решила участвовать, чтобы жизнь как-то разнообразить. Мы стали готовить программу, музыка у меня была из кинофильма «Крестный отец»,  как я ее выбрала,  сама я не знаю.

Вы программу готовили с Германом Георгиевичем?

Да.  Стала готовить эту программу, и эта музыка,видимо, была выбрана из-за того, что в жизни что-то такое вот происходило , много было переживаний,  и для меня всегда в творческом плане прорыв происходит, когда в жизни что-то такое случается.  Бывает, что в такие моменты кто-то стихи начинает писать, кто-то картины.  Помню платье у меня было черное с красным,  и программа сама была драматичной.  Хотя мне вроде бы  это и не свойственно, вот такой выбор был в тот момент жизни.  Ну, что-то из этого получилось,  и я поехала на эти первые свои соревнования,  как раз мы там с Нелли начали общаться,  как ни странно мы вроде в одном городе  жили и не общались.  А тут приехали на эти соревнования, и общение завязалось.  Это был, кажется, 2008 год, выступала я в Бронзе. И даже получила там первое место.

А где были эти соревнования?

Были точно в Москве, а где, на каком катке  я не помню. И вот этот первый старт стал очень ярким воспоминанием для меня. И после этого  мы стали уже вместе с Нелли тренироваться,  приехали довольные потому что можно было уже тренироваться вместе,  постепенно возникла тема образования коллектива,  и начали мы вместе эту тему развивать – так как видели, что народ интересуется, может дать им возможность с нами вместе заниматься.  И мы создали клуб «Каскад», и года 4 или лет 5 мы вместе с ней довольно плотно работали над этим проектом. Я продолжала ездить на соревнования.  Из выступлений, мне особенно запомнился третий старт, потому что именно там я почувствовала кайф от выступления. Видимо, уже поднабралась опыта и умений, и сложных особенно движений не вставляла в программу, только те, что умела делать с закрытыми глазами, и не было никаких внутренних ограничений.  Не думала, что что-то может не получится, ничего такого, просто такая свобода  внутренняя  во всем была.   И это, думаю, опять-таки с жизненной ситуацией было связано, в жизни подъем был во всем, и это нашло отражение в катании.  Очень запомнилось это чувство, соревнования тоже эти в Москве были, кажется на катке «Синяя птица». Какое место тоже не помню какое заняла, но возможно, что и первое.  Да, наверное, первое, потому что мне кубок дали. И мы приехали домой еще с бывшим мужем,  и я говорю, «давай-ка шампанского  из кубка выпьем».  Налили, а он весь потек)  И я решила, ладно, не надо мне больше кубков,  будем пить из бокалов.  Поездила еще на соревнования, но в какой-то момент почувствовала, что что-то маловато.  Что  двигаться дальше надо, в Серебро, учить аксель и двойные прыжки,  и я старалась очень, и вроде бы что-то и получалось, но не очень. На соревнованиях я с акселя однажды упала так сильно, что у меня рука просто отнялась, потому что ударилась сильно правым локтем.

Часть вторая. Клубная. 

Со временем мне стало немного скучно и захотелось больше эмоциональной составляющей на льду, захотелось в эту сторону как-то двигаться.  И вот однажды, сидя дома за компьютером, что-то там по работе делая, я говорю мужу – «ты знаешь, а у нас будет ледовый театр».  На что мне мой бывший, подчеркну бывший, муж – «что, тебя теперь вообще дома не будет?»  Кстати, это вот тоже важный момент, муж не смог разделить это моё увлечение и через пару лет мы расстались.

А куда  теперь делся ледовый театр?

Он никуда не делся. Он существует.

Уже без вас?

Со мной. Он трансформировался и это очень интересно.  Я, кстати, тогда поделилась этой идеей с Нелли, и она сказала, ты знаешь, я не разделяю, я за спорт,  и хочу двигаться в ту сторону. Ну и нам тогда пришлось расстаться.  Тогда же и появился Ледком. Это было в 2012 году.  Тогда же мы много тренировались вместе с Дашей Кондаковой,  поэтому много общались, я ей ей тоже рассказала про эту идею. Она сразу поддержала меня, и это было здорово, потому что одной, конечно, очень трудно всё это организовать.  Я понимаю, что я хочу, вижу в целом весь проект, но чтобы его сделать нужны руки-ноги, в общем, нужны люди, нужна команда.  И вот с ней мы стали думать – как назвать наш театр , ведь как корабль назовешь, так и поплывет.  У нас было много вариантов, и вот как-то пришло название Ледком.  Я уже не помню, кто из нас это озвучил – но мы стали придумывать расшифровку, вроде Ледовая команда,  то есть какое-то ледовое объединение.  Еще подумали над другими названиями, но возвращались снова к Ледкому, как-то внутренне зашло именно это название, отозвалось в душе.  И стали придумывать логотип, который и сейчас существует.

Ледком – это один из самых любимых моих проектов, он такой, как говорится, от души, родился от увлечения от собственного , в нем как-то бизнеса до сих пор и не нарисовалось, поэтому я к нему так и отношусь, должен же присутствовать в жизни какой-то энтузиазм, какое-то меценатство.

То есть название Ледком в принципе никак не расшифровывается?

Вот потом  мы уже стали над этим больше задумываться. Уже спустя несколько лет,  под Новый год , мы решили расшифровать каждую букву в названии, с учетом того, какие сами мы, участники клуба. И возникла следующая расшифровка: Л-  легкость, в том смысле, что все легкие на подъем, легкие в общении; Е —  единение , все вместе, один за всех и все за одного, помогают друг другу и в обычной жизни, не только на льду;  Д – дружелюбность,  кто бы к нам не пришел, мы стараемся встречать доброжелательно, какие бы у него ни были интересы и закидоны;  К – креативность,  то есть пытаться ко всему, что мы делаем относиться творчески,  насколько это возможно, у нас есть участники, которые картины пишут,  кто-то рукодельничает, кто-то стихи сочиняет, и это всегда интересно;  О – ответственность,  когда знаю, что все идут на тренировку и я должен,  надо сдавать вовремя на абонемент и я сдаю; М – мечтательность,  что у всех есть какая-то история, какая-то мечта,  и чаще всего в детстве все пытались заниматься фигурным катанием,  и мечтали о том, что когда-нибудь,  они смогут заниматься и соревноваться, и вот эта мечта у них сбывается в клубе Ледком.  И вот так мы расшифровали, и каждому члену клуба присвоили ту букву, какое качество  у него наиболее выражено.  Это тоже было интересно, потому что это есть те, кто более ответственный, а кто-то более креативный, и т.д. Вот так название расшифровалось после года-двух своего существования.

Светлана и Вадим Морус

А начали мы именно с ледового театра.  Мы делали новогодние елки.  Три года подряд.  В этих представлениях участвовали и взрослые фигуристы,  и маленьких мы приглашали.  Приглашали в принципе всех, кто готов был кататься на елках. При этом продавались билеты,  то есть всё было по-настоящему.  И тогда это был Ледовый театр Ледком, а теперь ледовый театр трансформировался в другую организацию, вышел на «сушу» и называется совсем по-другому, а  Ледком, собственно сам клуб, превратился в ледовую студию для взрослых фигуристов. Года три Ледком работал в таком направлении, в подготовке ледовых шоу, параллельно взрослая группа пополнялась, но мы не отправляли никого на соревнования, а участвовали в своих театральных мероприятиях. Постепенно взрослые фигуристки сами стали говорить о соревнованиях, появился интерес.  Я была не против, и в тот момент разделила эти две истории – театр и спорт,  ледовые шоу и ледовую студию.

Как студия работает? У вас абонементная система?

Да, как и у всех. Есть абонемент, есть разовое занятие.   Конечно, удобнее иметь абонемент, это позволяет планировать бюджет.

А в абонемент что входит? Только лед?

У нас лед+ СФП/ОФП  и танцы.  Танцы входят в систему занятий с 2012 года,  и как раз для того, чтобы раскрывать эмоциональность участников.

Что входит в занятия танцами? Что это вообще такое?

Сейчас мы еще называем эти занятия – Музыкальность.   Занятия направлены на то, чтобы слышать музыку и попадать в акценты,  делать четкие движения руками,  повороты головы под тот акцент,  под который нужно.

А как проходит занятие?

Само занятие немного напоминает ритмику: упражнение на развитие чувства ритма, прослушивание музыки, танцевальная разминка,  небольшая силовая разминка, потом берется фрагмент музыки и под нее собирается танцевальная комбинация и отрабатывается с акцентами и в определенном стиле.  Ведет занятия Екатерина Кудрявцева, очень успешный тренер по спортивным бальным танцам.  Она может группировать участников по двое, трое и другими количествами, постоянно варьирует эти группы, добиваясь слаженного музыкального исполнения заданной комбинации. Эти занятия очень помогают взрослым спортсменкам, во-первых. Чтобы раскрепоститься на льду,  улучшить презентацию программы, ну, а во-вторых, в развитии музыкальности.

То есть это не хореография , а именно развитие артистизма и музыкальности?

У нас есть и хореография, но она оплачивается дополнительно, не входит в абонемент. Классическая хореография.  Это для тех, кто хочет именно классику, потому что далеко не все этого хотят, не всем это помогает.  Таким образом, у наших спортсменок есть выбор – кто-то посещает музыкальность, а кто-то классическую хореографию.  Кроме этого, мы проводим еще и занятия по актерскому мастерству, но не регулярно.  А когда мне становится скучно, мы придумываем массовые показательные номера. Два года подряд мы привозили массовые танцы к Евгении Багиной в «Пересвет». У нас есть очень хороший ледовый хореограф Инна Федоровна, которая нам может сделать  групповые танцы.  Времени на групповые танцы совсем не хватает, поэтому не то чтобы «вау» получается, но всем нравится, так что бывает мы и этим занимаемся.

Какой возрастной состав участников вашей студии?

Возраст очень разный, сейчас вот даже подростки стали приходить, поскольку стали мы через соцсети более активно  продвигаться.

Есть желающие среди подростков?

Да, есть желающие, но они очень не стабильные.  У них такой возраст, поэтому редко, кто задерживается, но вот двое-трое  прибились и нормально ходят. То есть снизу 11-12 лет,  средний возраст порядка 40 лет,  сверху примерно около 60 лет.

А дяденьки приходят?

Вот из дяденек у нас есть Роман, он завтра будет работать —  будет приносить чехлы.  Я с ним познакомилась на Арене, смотрю парень, катается вроде неплохо,  и я его пригласила к нам в клуб.  А теперь он говорит: Ледком изменил мою жизнь.  Ну у него как и всех взрослых бывают в жизни какие-то обстоятельства, он на целый год пропал куда-то, но вот сейчас появился и активно помогал в подготовке соревнований.  Вот, пожалуй, он сейчас у нас единственный мужчина в клубе, был еще один, но женился и пропал.  То есть в принципе парней мало.

Часть третья. Соревновательная. 

Давайте теперь от клуба перейдем к завтрашним соревнованиям. Мне теперь понятно, почему ваш старт изначально задумывался как «Праздник интерпретаций». Интерпретивная программа всегда более просторная для выражения эмоций. Но пришлось добавить в соревнования и произвольные программы. 

Да, фигуристы стали просить включить произвольные программы, чтобы раз уж едут в другой город на соревнования, то сразу две программы прокатать.

 А в будущем как будет? Вы же хотите регулярным сделать это соревнование?

Ну, в идеале хотелось бы. Единственное, пока надо определиться все-таки с содержательной частью. Хочется добавить что-то.

Кстати, про «добавить». Не хотите ли вы  добавить танцы и парное катание?

Это точно, это 100% будет. Вообще, этот раз – пилотный. Надо понять, как с этим работать, попробовать какие-то базовые вещи, попробовать привнести что-то. Сейчас мы пытаемся kiss and cry сделать, и мне очень интересно ваше мнение. В уголке будет у нас работать Вадим Морус.  Это человек, который очень хорошо умеет общаться, помимо того, что он очень хороший фигурист.

Он там прямо будет сидеть?

Он там будет сидеть, всех встречать, что-то спрашивать. У Вадима будет задача создать, во-первых, эмоциональный комфорт, успокоить и это как раз тот момент, когда человек, если хочет какие-то эмоции высказать, он создаст эту атмосферу, чтобы это было максимально благоприятно.

Поплакаться можно будет?

Можно. Там будут 2 персонажа – это Лёва (большая игрушка, которая участвовала в очень большой постановке – его превращали в живого льва, и он у нас, как талисман, сохранился из другого направления деятельности). Его можно пощупать, он мягкий, приятный. Он пережил порядка 20 спектаклей если не больше, поэтому  и соревнования переживет. Мы хотим эту тему попробовать, с точки зрения каких-то инноваций. Вся моя жизнь нацелена на то, чтобы создавать интерес людей.

Вы это сами придумали или где-то подсмотрели?

Мы все придумываем сами. Всегда хочется чего-то нового. Во всем, чем бы я ни занималась, я пытаюсь быстро разобраться в том, что происходит и мне сразу хочется какой-то надстройки, чтобы это было больше эмоционально окрашено. Потому что события, даже судя по себе, остаются только те, когда ты испытываешь какие-то острые ощущения. И интерпретация была изначально придумана, чтобы привнести в эту историю легкости и запоминаемости. Поэтому будем искать. Буду рада каким-то предложениям и идеям. Мы готовы реализовывать все, что угодно. Я Даше говорю порой – будем это и это делать. Она говорит – может, нас не поймут вот так сразу-то? Я говорю – может, но  потом-то понравится. Поэтому то, что изначально идей было много, мы это сейчас урезали наполовину. Даем сейчас самое базовое и небольшую надстройку. Если людям зайдет, если понравятся какие-то фишки, которые использовали, если увидим в отзывах пожелания, то в следующий раз будем делать еще что-то.

У вас же Кубок? Вы будете какие-то кубки давать?

Да, Кубок наш будет отличаться одной очень важной вещью – буквой «К» в нашем названии. Это креатив. Креатив, который создан своими руками. Он неповторимый. Его сделала одна из наших учениц. Так что этот кубок единственный в своем роде и отражает именно основную идею Ледкома. Он один, и его получит участник, набравший  самое большое количество баллов, неважно, в какой номинации. Он будет один единственный, неповторимый, и никто больше такого не сделает никогда. А остальные получат грамоты, медали и, надеюсь, самое главное, заряд позитивных эмоций.

А судьи кто?

Судьи у нас из 2 городов  очень квалифицированные, прокачанные на больших соревнованиях. Двое судей будут из Ярославля, при том, что одна из них – Президент Федерации фигурного катания,  и технический специалист и судья из Вологды, дружеского северного города. Они тоже имеют большой опыт оценки соревнований высокого уровня. Стараюсь для них сделать максимальный комфорт, чтобы они были счастливы и рады приезду к нам, в хорошем настроении.

По новой системе будете судить?

Да. Они обновили всю свою систему, 3 недели готовились, все узнавали, переспрашивали. Поэтому все должно быть хорошо, они готовились реально.

Часть четвертая. Футуристическая. 

Расскажите, взрослым фигуристам хорошо в Ярославле?

Взрослым фигуристам, я думаю, в Ярославле хорошо. Почему? Потому что у меня есть, с чем сравнить. Мне, как взрослому фигуристу, в Москве сейчас чуть хуже. В Ярославле больше возможностей кататься. Здесь больше массового катания вечером после работы, и быстрее добраться. В Ярославле я каталась почти каждый день. В Москве я могу себе позволить 1 раз в неделю. Я приезжаю сюда на выходные и могу спокойно здесь покататься, и на это я не потрачу полдня. 15 минут доехала, 15 минут уехала. Это плюс. Несмотря на то, что говорят, что хоккей зажимает, все очень относительно. Есть массовое катание. Почти каждый вечер можно сходить в Арену и спокойно покататься.

Со  взрослыми трудно, они упрямые?

Разные. Все очень разные.

Ты неправильно меня учишь … учи меня правильно. Бывает такое?

Таких тоже масса. Я столько лет катаюсь, с разной интенсивностью, но мне кажется, что я каждый год, когда начинаю переосмысливать, начинаю осознавать что-то новое.

Есть ли в Ледкоме взрослые люди, которые с нуля начали, и научились прыгать?

Есть одинарные. Двойных и акселей нет. Я сейчас думаю, куда же будет развиваться  взрослое фигурное катание. Когда мы начинали в 2008,  перекидной, и сальхов прыгнуть было круто. Ногу подняла, комбинация спиралей… Но когда научилась все это делать, думаю, а что дальше? И сейчас у меня такое ощущение, что многие до этого дошли, и скорее всего тренд будет перемещаться в сторону скольжения, в сторону интерпретаций и какого-то эмоционального, интересного, мини-театра.

В связи с этим — можно же малые формы, ансамбли.

Да. Сложность в одном — надо чтоб кто-то пришел и сказал, что сегодня идем делать номер.

Нужны правила менее специфические — разные возраста, однополые пары.

Мы с Неллей катались года два, наверное. Мы катались в паре, у нас было несколько номеров. У нас был, помню, восточный танец. Еще был номер, в котором мы в колготках в сетку были, в черных купальниках, и сверху что-то типа маленького пиджака. И музыка какая-то такая же была. Не помню насчет третьего… То ли мы его готовили, но не откатали…

Вы где выступали? Просто в шоу? 

Нет, на соревнованиях.

Это парная интерпретация была?

Нас по-моему, не оценивали.

А вы в свои соревнования можете внести танцевальные однополые дуэты, именно в паттерн-танцы?

Думаю, мы это сделаем. Я и говорю, что больше именно в ту сторону сейчас буду смотреть и расширять возможности.  То есть какие еще есть возможности не силового и физического роста, увеличения оборотности прыжков, а именно в сторону комбинативной истории. Как это можно обыграть по-другому. Вплоть до того, что мы писали сначала, что реквизит можно какой-то использовать.

То есть группа тоже может быть в интерпретации?

Конечно.

Просто сейчас получается так, что человек добивается в произвольной программе чего-то, и он уже не для удовольствия катается, а уже на зубах тащит вот это все. Какая от этого радость? Я, например, бросила выступать в произвольной программе.

У меня произошла та же самая история. И более того, я вижу, что это происходит и у моих девчонок, кто уже примерно такой же срок откатался, подходят ко мне, и говорят – «Что-то я не знаю, то-се…» Я говорю: «А чего хочется?» —  «Кататься хочется». — «А как ты себя видишь в этом катании?»

Кстати почему я вам рассказывала про катание с профессиональным фигуристом. Это очень прокачивает – и эмоционально, и технику твою. Когда ты пытаешься подстроиться под профессионала, катаешься с ним, ты начинаешь это впитывать, и в этом тоже есть определенные возможности. Они с удовольствием это делают, просто нужно сказать. Тот же Вадим. То есть можно делать пары с профессиональными фигуристами, не обязательно с парнями, можно и с девчонками. Кого-то звать к себе в пару, и с ними катать номера. Во-первых, ты сам во время подготовки очень сильно набираешь новых навыков для себя. А во-вторых, вот этот эффект, когда ты хочешь видеть себя вот так. Когда ты катаешься с профессиональным человеком, ты будешь подтягиваться, и он будет этот ритм задавать, и ты будешь выглядеть выше на голову. Многое зависит от того, как построить программу. Если выгодные элементы подобрать и правильно их скомбинировать, то будет смотреться так, будто ты на уровень выше. И ты скольжение начинаешь перенимать, потому что пытаешься в ногу попасть, в ритм в этот, и у тебя реально меняется скольжение.

То есть у вас есть в Ярославле такие профессионалы, которые будут с любителями кататься?

Парней-то нет, я их привожу сюда. Но есть у нас Инна Федоровна, ледовый хореограф, очень профессиональный человек, во многих шоу каталась. И мы даже с ней ставили какой-то номер на двоих-троих с девчонками. И, когда мы катаемся вместе, за ней тянемся, реально начинаешь это перенимать. Когда ты смотришь на эту красивую картинку, пытаешься повторять, дотягиваться.

Вы же не собираетесь забюрокрачивать свой старт – вводить страховки, справки, кучу документов?

Мы узнавали специально с точки зрения законодательной базы. Поскольку у нас все взрослые люди, каждый несет ответственность сам за себя. Мы так же и коллективу своему говорим: знаешь, что у тебя проблемы со здоровьем – сходи и спроси у врача, что тебе можно, а что нельзя. И тренер на тренировке может дать какое-то другое задание с учетом того, какие у тебя есть ограничения. Пока это работает. Нужна только страховка, а справка – на свое усмотрение.

Это вам еще один плюс.

Мы этим реально интересовались года 3-4 назад, перерыли много источников. И подтвердилось, что для взрослых людей это не обязательно.

Какой верхний возраст вы хотите иметь на своих соревнованиях?

Я не вижу ограничений.

А если придет человек в возрасте 100 лет.

Я думаю, это вообще круто будет! Сейчас пенсионный возраст подняли, так что нам теперь по-любому надо дальше жить и дольше сохранять свою молодость и запал. Поэтому только welcome. Если реально такое случится и человек сможет кататься! Я видела, в Оберстдорфе есть реально очень возрастные женщины. И ты думаешь: дай Бог мне до такого возраста дожить и продолжать кататься и прыгать. Надо к этому стремиться. В нашем случае более важен даже процесс, а не результат, то что дает себя поддерживать в тонусе, кровь разгонять.

Когда будет следующий Кубок Ледкома. Вы хотите его проводить раз в год?

Раз в году точно – думаю, осенью, чтобы делать его как такие стартовые соревнования. Еще снег не выпал, еще не все готовы. Но те, кто летом катается, они уже готовы. Я вижу, что у нас это будет в октябре, на НГ мы будет куда-то выезжать и делать свои номера и елки. Может, мы будем приглашать, но не соревнования, а больше на тусовку с показательными номерами без судей, в том числе фигуристов из других городов. Более того, чтобы делать это не только на льду, но и мероприятие до и после льда. Но это мероприятие должно быть все равно несколько организовано. То есть, есть просто тусовка, но кто-то задает какую-то историю. Мы делали «В гостях у Снегурочки» когда все одевались снегурочками – человек 20-25, «В гостях у сказки», когда у каждого была своя задача, и каждый раз развивалась какая-то история.

То есть если мы в следующем году захотим приехать на Кубок Ледкома, выступить с интерпретацией в парном катании. Мы не привезем вам никаких справок, возьмем только страховку, сядем в поезд и приедем. Вы нам не скажете – дайте нам справку от спортивного врача, да и вообще чего это вы, две девочки выступаете?

Нет, мы скажем «Добро пожаловать!». Мы очень рады, что у нас начинают формироваться и такие идеи. Более того, я думаю, что к этому моменту у нас тоже сформируются подобные пары, потому что девчонки уже между собой об этом говорят – по одной страшно, а вдвоем интересно. Мне и самой больше нравится кататься вдвоем, втроем, вчетвером – мне нравится энергетика. Когда ты с кем-то взаимодействуешь на льду, это больше вдохновляет и помогает раскрыть сюжет.

Нам сказали, что на этих соревнованиях хотели выступать мама с дочкой.

Да, у нас несколько пар мам с дочками, все разного возраста. Но у каждого возникли свои сложности. В этом году я не стала настаивать – сказала, вы посмотрите, и будем планировать уже сейчас, кто что будет катать на следующий год. Я надеюсь, что у взрослых появится какой-то стимул посмотреть в сторону интерпретаций, в сторону какого-то креатива в плане различных объединений.

Но соревноваться они будут все вместе?

Да. Еще я бы хотела поговорить с судьями по поводу судейства. С одной стороны, хорошо, что у нас есть определенные стандарты. Но с другой стороны, может быть, нам нужны уже какие-то свои стандарты? Те, на которые мы будем ориентироваться. Нужны общие критерии. Потому что важно общее впечатление, которое остается, независимо от уровня сложности и скольжения. Главное, чтобы удалось идею раскрыть. Вопрос – а судьи кто? Кто может это оценить? Потому что тем, кто судят по привычке по стандартам, может быть сложно выйти за пределы стандартов. Я даже думала о том, что можно было бы приглашать режиссеров актеров- тех, кто может увидеть эту идею и сказать, что он там увидел.

Но с другой стороны паре трудно так выступить, как группе. Может быть, группа должна получать какие-то бонусы за то, что их много, а пара – за что-то другое.

Поэтому и в судейской бригаде должны присутствовать и те, кто видят более привычную нам сторону, и те, кто видят то, что не видят другие, те, которые видят креатив. В идеях было провести соревнования еще в апреле, но это пока только идеи.

Будете настаивать на Дне интерпретаций, или опять пойдете на поводу и добавите произвольные программы?

Я думаю, что мы будем давать возможность тем, кто еще не готов это принять, кататься в произволке для того, чтобы эти люди приехали и посмотрели, как другие развивают идею интерпретаций.

А если фигуристка говорит, что живет далеко, и не хочет ехать только ради одной программы. А вы ей говорите: так катай две интерпретации.

Да, об этом я тоже думала. Почему бы нет? Даже с тремя программами. У интерпретации должно быть лицо, название. Хочется, чтобы привязка была не только к человеку, а идее, которую раскрывает фигурист. Кстати, одной из задач девушки, которая преподает у нас танцы, была раскрыть потенциал каждой, в каком образе ей выступать. Кому-то идут восточные танцы, кому-то лирика… В интерпретациях ты можешь пробовать себя в разных образах и понять, какой образ тебе удался лучше.

То есть места вы будете присваивать программам?

Да.

Вместо эпилога… 

Тут Светлана взглянула на часы и,  извинившись,  упорхнула на вокзал встречать Вадима Моруса, который на следующий день поселится в уголке поцелуев и слез на историческом стадионе «Торпедо».  Светлана Размолодина не любит, когда ей становится скучно. В такой момент она придумывается что-то новое и необычное. А значит и всем, кто занимается в клубе Ледком, а также участникам соревнований на Кубок Ледкома, скука точно не грозит. Мы желаем клубу процветания, а Светлане новых идей и успешной их реализации!

Похожие записи

Железный занавес

Похоже мы, как в старые добрые времена, снова оказались за железным занавесом. Только раньше он закрывался изнутри, а теперь — […]

Лаская клавиши…

Прочла недавно, что самой популярной музыкой в фигурном катании в этом сезоне стала «Rain in Your Black Eyes» итальянского композитора […]

А вы скучаете по Оберстдорфу?

Большие соревнования в Оберстдорфе в этом сезоне начинаются 23 мая, то есть уже в понедельник. Это ли не повод для […]

Добавить комментарий