Прельжокаж и фигурное катание.

kissandcry Хореографический зал ,

Мне нравятся балетные программы. Я давно уже люблю их обоих- балет и ФК – вместе и по отдельности. Интересно видеть, как интерпретируется классический и современный балет и находить в программах следы хореографов разных времен и народов.

Все балетные программы, на мой искушенный взгляд, можно разделить на три категории. Первая – самая многочисленная, когда от балета в программе присутствует только музыка. Пример, произвольная программа Анны Погорилой «Жар-птица», в ней есть музыка из одноименного балета Игоря Стравинского, но более того ничего нет. Костюм не в счет, о них сейчас речь не идет. Или программа Грейси Голд в сочинском олимпийском цикле на музыку из балета «Спящая красавица». Также кроме музыки никакую конкретную постановку этого балета программа не навевает.

В программах второй категории – всё наоборот. И музыка не балетная, и сюжет никак не связан ни с каким конкретным балетом, но в них можно вдруг увидеть «унесенные», чаще у современных постановщиков, партерные поддержки. Например, программа П. Кумс и Н. Бакленда про бабочек. Программа прямо начинается с поддержки из балета Иржи Килиана «Le petite mort». Ничего криминального в таком «плагиате» лично я не вижу. Органична ли эта поддержка в программе фигуристов – вопрос, думаю, спорный. Балет Килиана эротичен, он про любовь и маленькую смерть (так французы называют оргазм), может если не знать про оригинал, воспринимать значительно легче. Такие случаи встречаются редко, или же они менее заметны. Хореографическое наследие велико и продолжает пополняться. Сходил хореограф в театр, увидел, понравилось, вставил в программу. Пусть. Лишь бы глаз не резало.

Третья категория – программы, в которых тонко и изящно интерпретируется именно конкретная балетная постановка. В них объединено все разом – музыка, стилистика балета, сюжет. Для меня лично – это самые интересные программы, особенно если сделаны они изящно, со знанием дела. Из таких за последние несколько лет можно припомнить несколько. Например, короткая программа Нейтана Чена прошлого сезона на музыку из балета «Корсар». Это идеальный перенос балетной мужской вариации, именно из балета «Корсар» на лёд. Помню, как в прошлом году ходило много разговоров о непластичности, «деревянности» Чена. Но классический балет, собственно, и предполагает некоторую в хорошем смысле этого слова «деревянность». У балетных всё зажато и подобранно, все позы и положения строго администрированы, это и есть классика, школа. Хорошая программа была пару-тройку сезонов назад у Станиславы Константиновой на музыку из балета «Спящая красавица». Станислава очень характерно изображала злюку фею Карабос, на полагающуюся для этой обиженной колдуньи музыку. В этом сезоне на этом поле неплохо сыграла Каролина Костнер с программой на музыку Клода Дебюсси «Послеполуденный отдых фавна» с отсылкой к постановке Вацлава Нижинского, революционной и скандальной для того времени, когда был создан этот шедевр.

Но статья названа Прельжокаж и фигурное катание, если вы помните. Анжелин Прельжокаж – страшный и ужасный, не стесняющий себя никакими рамками в создании нужного ему эффекта. Достаточно вспомнить его постановку «Весны священной» Игоря Стравинского, где главная героиня танцует довольно долго полностью обнаженной. Так вот этот Анжелин влюбил в себя балетоманов и танцовщиков всего мира, влюбил своей страстью, непохожестью и бунтарством. Я помню очень хорошо концерт мировых звезд балета в московском Кремлевском дворце, где я впервые увидела Адажио из балета «Le Parc» на музыку Моцарта. И как оно меня поразило. Я удивлялась – как это так? Ведь в нем практически нет хореографии, но какой сильное воздействие имеет оно на зрителей, на меня. На просторах интернета можно найти видео этого Адажио в исполнении разных очень хороших танцовщиков. Но мне более других нравится исполнение Изабель Герен и Лорана Илера. Особенно хороша Изабель – тонкая-тонкая, с копной черных волос и огромными глазами.
К чему собственно я вспомнила об этом балете? И о Прельжокаже? А потому, что одной из самых лучших балетных программ всех времен и народов является произвольный танец Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона позапрошлогоднего сезона. И основе его лежит как раз Адажио из балета «Le Parc» прекрасного и ужасного Анжелина Прельжокажа. Это выдающаяся, тонкая и стильная интерпретация конкретной балетной постановки. Конечно, она потеряла ту чувственность и болезненную тягучую страстность, от которой подкашиваются ноги, пропитывающую оригинал. Всё-таки это спорт, хотя и близкий очень к искусству, но остался в программе дух Анжелена, его видение. И вскользь обозначенная гениальная поддержка, в которой два страстных любовника кружатся, целуя друг друга.

Я намеренно не вешаю здесь никаких видео. Если захотите – исследуйте эту тему дальше сами. Там много удивительного: летающий танцовщик Иван Васильев в вариации из балета Корсар ( мне кажется, если бы он был фигуристом, он бы и шестерные прыжки мог бы прыгать), хрупкая Диана Вишнева в огромной белоснежной мужской рубашке в Адажио из Парка, отдыхающий пятнистый Фавн Николая Цискаридзе. Да много еще чего увлекательного и захватывающего.

 

Г.Никонова

Похожие записи

Вся надежда на семью

Есть такое мнение, что если человек чего-то очень захочет, то обязательно добьется желаемого. Изыщет возможности для этого. С одной стороны, […]

Нет равных!

Игорю Моисееву, всемирно известному хореографу, основателю и бессменному руководителю Ансамбля народного танца, в этом году исполнилось бы 115 лет (родился […]

Одна из лучших

Фигурное катание — эстетический вид спорт, тесно связанный с хореографией. Подождите, не уходите! Мы сегодня не будем говорить о необходимости […]

Добавить комментарий