Елена Рикманн: «Фигурное катание — это мой жизненный стиль»

kissandcry Фойе

Елена Рикманн — одна из самых ярких фигуристок, выступающих на взрослых соревнованиях. Ее  можно назвать истинным «любителем» фигурного катания — и отнюдь не по уровню мастерства (он, поверьте, высший!), а по тому, как она преданна этому виду спорта, как любит его, как по-своему, искренне в нем существует. Всю жизнь Елены можно просмотреть сквозь призму фигурного катания, а ее история достойна целой книги. В этом вы скоро убедитесь сами, прочитав интервью.

С чего началось ваше увлечение фигурным катанием?

Фигуристкой я мечтала быть всегда, сколько себя помню. Меня очаровывали телевизионные трансляции по фигурному катанию. В детском саду дети играли в мам, пап, их детей, врачей, продавцов, парикмахеров и прочих важных представителей знакомого им окружения. Только мне не доставляла удовольствия эта детская игра во взрослую жизнь, и я придумала себе новую роль. Я была телевизором. Меня «включали», когда приходили домой. Тогда я пела разные модные песни и, конечно же, показывала фигурное катание. А когда маленькие мамы и папы уходили на работу или по каким-то другим разным делам, то меня «выключали» и до их возвращения домой я разрабатывала программу передач. Потом приобщила к «фигурному катанию» еще и детсадовскую подругу, с которой мы играли в парное катание на кафельном полу в войлочных тапках. И так все шло в детском саду своим чередом. Как попадают люди в фигурное катание, я даже не имела понятия. Откуда же ему взяться в маленьком карельском захолустье Кемь? Мне просто нравился сам процесс изображать фигуристку и повторять на полу элементы, перенятые из телевизора.

Наверное, мой отец долго наблюдал за моим пристрастием, и, когда мне было 8 лет, он решил подарить мне белые коньки. Моему восторгу и гордости не было предела. Ведь у меня единственной в округе были фигурные коньки. И даже не важно, что они были на пять размеров больше, чем требовались. У меня появились коньки, и как раз была зима. Отец привинтил лезвия к ботинками, надел коньки на мои пятью носками укутанные ноги, взял меня подмышку и притащил на горку возле дома, где мы катались на санках. Поставив меня на ноги, тут же толкнул вниз с горы. Боже, какой ужас я пережила, пока доехала до конца горы. Я понимала, что если я зацеплюсь зубцами, мне хана. Поэтому пока летела вниз с горы, как могла тянула носы коньков в верх. Этот способ помог мне живой и здоровой достичь цели, и только после остановки я свалилась от страха. Потом встала и решила снова проехаться с горки, потом еще раз. А потом поняла, что такие коньки надо оправдывать, а не с горки кататься.

Катка у нас не было, поэтому выбора тоже не было. Пришлось начинать свою фигурнокатательную карьеру на заснеженной дороге, посыпанной шлаком, чтобы грузовики не скользили. Главное на ногах были коньки, а не войлочные тапки, и под ногами снег, а не пол. В первый же день я научилась «ласточке» и «выпаду». Очень гордой я вернулась домой с первой «тренировки» и чувствовала себя настоящей фигуристкой.

С этого дня моя жизнь просто перевернулась. Я не могла ни о чем больше думать, как о фигурном катании. Я спала с коньками под подушкой, ходила дома в коньках. Я просто бредила фигурным катанием и продолжала на дороге с бродячими собаками учить свои первые прыжки и вращения. Зима в северной Карелии была длинная. Физкультура в школе проходила на лыжах, которые я не могла терпеть. Я сбегала с уроков физкультуры домой, хватала коньки и неслась на дорогу. У меня были свои уроки физкультуры, за которые мне постоянно приходилось отдуваться в конце четверти, а позже и семестра, когда нужна была оценка по физкультуре. Мама была уже не рада моему увлечению, боялась, что я заброшу обе школы (музыкальную я начала до появления коньков). Она начала запирать меня дома на замок, чтобы я занималась уроками. Но как только она исчезала на работу, я вылезала через окно на любимую дорогу и в любой холод. Уже тогда я начала шить себе примитивные наряды для катания, вышивать люрексом свои куртки и джемпера.

Мне было 12 лет, когда перед школой наконец-то залили каток. Мое первое знакомство со льдом было весьма неудачным. Я никак не ожидала, что коньки, которым я так доверяла на снегу, вдруг так фатально подведут меня на льду. Ведь они же для льда предусмотрены. Кто бы мог подумать, что коньки еще и точить надо. Хорошо, что у меня был дядя хоккеист, который жил на другом краю нашего городка, и которого я видела раз в год по обещанию. Ну вот и появился повод для встречи. А потом все снова встало на свои рельсы. Навалило снегу по пояс и каток больше не чистили. Зато дорогу всегда чистят. Ну и что, что она посыпана шлаком. Элементы же получаются, и программы под собственное ла-ла ладятся, и собаки не остаются равнодушными к выступлениям. Так и пролетели школьные годы в Кеми.

Одноклассники меня не понимали и всегда только высмеивали. Но это не мешало мне повышать «мастерство». Закончила школу и поехала в Петрозаводск учиться в Культпросветучилище на театральном отделении. Петрозаводск оказался раем фигурного катания. Я впервые увидела массовое катание на льду с музыкой и освещением. Мне просто хотелось жить на катке. Сразу появился круг друзей, которые думали, что я приехала из Питера. К сожалению, наслаждение Петрозаводским массовым катанием было не долгим. Я бросила Культпросвет, поступила в университет и вышла замуж. Началась взрослая жизнь с вытекающими отсюда последствиями. Жизненные условия в Петрозаводске были ужасными, и нам пришлось переехать в Апатиты. Там зимы были слишком холодными, чтобы кататься на открытом воздухе, а закрытого катка не было.

Я была счастлива один раз за зиму появиться на катке и убедиться, что ничего не забыто из выученного на кемской дороге. Так прошли 15 лет в Апатитах. Свою мечту о фигурном катании я уже давно похоронила и занялась другими увлечениями. Никак не предполагала, что когда-нибудь перееду в Германию, и там воскреснет моя мечта.

Мне было 37 лет, когда я переехала в Германию. По русским меркам я уже давным-давно считалась бы пенсионеркой в спорте, даже если когда-нибудь бы действительно им занималась. В Дуйсбурге я увидела совсем другие условия для ледового увлечения: крытые катки с гладким льдом, массовые катания с дискотеками, отдельно выделенные часы для сеньоров. Сам Бог велел снова встать на коньки, и уже первые робкие попытки восстановить имевшиеся в арсенале элементы и шаги, привлекли внимание публики. У меня сразу появился круг ледовых друзей и в Германии, которые, как ни странно, тоже думали, что я приехала из Питера, где и научилась фигурному катанию. Каталась я один или два раза в неделю с сеньорами и была счастлива просто импровизировать на льду под предложенную музыку. Три года мои друзья пытались убедить меня найти спортивный клуб и серьезно заняться фигурным катанием. Я не принимала всерьез эти советы и думала, и не собиралась в сорок лет смешить народ.

Постепенно мои дешевые коньки развалились, и муж подарил мне новые Риспорт РФ3 с МК лезвиями. Опробовав их на массовом катании, мне вдруг стало понятно, что есть только один путь к дальнейшему развитию — найти секцию фигурного катания для взрослых. Пробная тренировка в Нойсе дала мне для начала хороший импульс. Упражнения, которые мы там повторяли, казались мне детским садом, однако все тело жутко болело неделю от напряжения и осанки. Я вступила в клуб. Через три месяца сдала все три экзамена, которые допускают к сдаче самого низкого спортивного разряда. Через полгода я поняла, что все резервы из клуба исчерпаны, и мне надо искать другой клуб.

В это время как раз рождался новый клуб фигурного катания в Кельне КЕСК, который основал Зеп Шенметцлер, знаменитый немецкий фигурист в 60-е годы, друг Людмилы Белоусовой, Олега Протопопова и Алексея Мишина. Кельнский каток был как раз снесен, и клуб начинал кататься в Дюссельдорфе, пока не выстроился новый каток в Кельне. Я приехала на пробную тренировку и была очарована тренерскими навыками Зепа. За год катания в Нойсе я выучила все одинарные прыжки, кроме Акселя, стабилизировала базовые вращения и приобрела пару-тройку шагов. В то время я узнала о существовании соревнований для любителей, о градации спортсменов. И у меня появилась новая цель: построить произвольную программу. Но тренера для этого у меня не было. Знакомство с Зепом было для меня новым огромным витков в моем фигурном катании. Зеп конкретно занялся выкорчевыванием ошибок из моей уже десятилетиями наработанной «техники». Это был очень болезненный путь, переучивать заново всю мою дворняжскую технику.

Параллельно я вырезала музыку на первую произвольную. Но ставил программу мне Вернер Зайферт (бывший тренер Норберта Шрамма). Вернер был тогда вторым или третьим председаталем КЕСК. Программа под «Итальянскую симфонию» Моцарта родилась относительно быстро, и в том же 2008 году я вышла на свой первый старт «Кубок Факела» в Петербурге. Дебют был в категории «Серебро». Все возрастные группы были объединены в одну. Я получила второе место из 12 и была бесконечно счастлива. Моя цель была просто проверить свой уровень. Ну что же, принадлежность к «Серебру» подтвердилась. Это обязало меня к жесткому тренировочному графику и очень интенсивным тренировкам.

Параллельно я устроилась на работу, связанную с командировками, и было не всегда возможно комбинировать работу со спортом. И все же я старалась держаться на плаву. Таскалась с коньками в Хьюстон, Шанхай, Москву и по прочим командировкам. В 2009 выхожу на старт в Оберстдорф с ошеломляющим для меня успехом. Потом завелась с артистик. Вернер уже больше не работал в КЕСК, и мне пришлось искать другого тренера. Пеппи Длинный чулок ставил мне в Дортмунде Виталий Шульц. Потом пошло-поехало. С каждым годом все больше соревнований и программ. КЕСК внезапно развалился из-за незаслуженных скандалов и судебных разборок между Зепом и его бывшей сподвижницей. Я перешла в Дортмунд. Начала брать частные уроки у Кнута Шуберта, Олега Рыжкина. Два года воевала с директором спортивного центра, пока не получила разрешения на снятие льда с другими спортсменами. И вот уже 7 лет меня тренирует Юлия Гнилозубова (ученица Тамары Москвиной). А хореограф снова Виталий Шульц. Я обожаю эту комбинацию, очень люблю их обоих и ценю условия тренировок в Дортмунде. Но жизнь продолжает ставить палки в колеса. Теперь мое рабочее место переехало за Кельн. И ради тренировок приходится ездить 260 км в день и проводить 5 часов в машине. Просыпаюсь в 4:30 и являюсь домой в 23:00. Это очень тяжело, но без катка и любимых тренеров еще тяжелей.

Что для вас значит этот вид спорта?

Раньше фигурное катание было для меня привлекательным видом спорта. Сейчас я смотрю на него другими глазами. Фигурное катание — это синтетический вид спорта, а лед — это последняя и самая благодарная стадия всех подготовительных фаз. Если рассмотреть, сколько я занимаюсь на льду и сколько вне его, то лед занимает не больше 20% времени, которое я прямо или косвенно посвящаю фигурному катанию. Лед: абсолютный максимум 9 часов в неделю (в течение 6 месяцев). Гимнастика 4,5 часа в неделю, танец 2-4 часа в неделю. Тренировка кондиции 1 час в неделю. А время на поиски и нарезку музыки, на разработку и шитье костюмов вообще невозможно определить. Фигурное катание — это мой жизненный стиль.

Поддерживают ли близкие ваше увлечение?

Мой муж, пожалуй, самый неравнодушный к моему спорту член семьи. Однако моим поклонником я не могу его назвать. Он больше критикует, чем хвалит, но главное не мешает мне заниматься любимым делом. Он с удовольствием участвует в разработке новых программ, подборе музыки. На работе большинство коллег вообще не считают спортом фигурное катание. Но есть и круг коллег, которые восхищаются не только качеством моих программ, но и умением комбинировать работу с таким сложным хобби. Самые страстные поклонники это мои клубные соратники в Крефельде.

Помимо фигурного катания, чем любите заниматься?

У меня много разных увлечений. И слава Богу, что фигурное катание интегрирует половину из них, как, например, танец, шитье, вязание. Но есть и такие, которые мне пришлось отложить до лучших времен из-за нехватки времени. Как, например, играть на пианино и петь, рисовать и изготавливать картины из минеральной крошки. Вот когда не смогу больше кататься, или выйду на пенсию, надеюсь, тогда и воскреснут мои забытые интересы.

Как устроен ваш тренировочный процесс?

Мой тренировочный процесс всегда одинаков. Сначала разогрев на полу 15-20 минут, потом на лед. После тренировки 10 минут растяжки. В Дортмунде я катаюсь 3 дня в неделю почти весь год за исключением 6-8 недель летних каникул. Это райские условия по немецким меркам. Каток в Крефельде, как и большинство других, закрывается в летний период на 6 месяцев. В Дортмунде я тренируюсь почти всегда с тренером или хореографом. В Крефельде тренируюсь сама и нарабатываю то, что учу в Дортмунде. Тренировка в Дортмунде длится 2 часа. Сначала прокатываю программы друг за другом, потом работаем над ошибками. Из-за кучи программ, набор и содержание которых меняется от соревнования к соревнованию, у меня совсем не остается времени на изучение новых элементов или двойных прыжков. Чаще всего я даже не успеваю прокатать за тренировку все запланированные программы. Но в этом году я все-же нашла время сдать базисный танцевальный разряд.

Ваши программы всегда выделяются среди других яркостью, артистичностью подачи, а также той органичностью, с которой вы в них существуете. Как возникают идеи образов? Кто работает над постановкой программ?

Самая любимая фаза процесса подготовки новой программы это выбор образа. Самое трудное — это остановиться на одном из них. Идеи возникают абсолютно безконтрольно и из разных обстоятельств.

Идея Таити была рождена на Мальдивах во время нашей свадебной поездки. Я вообще не люблю пассивный отпуск. Неделю валяться на острове, без меры есть я еще смогла выдержать. А вторую неделю меня уже давила на подвиги моя энергия. Я сотворила из цветов, ракушек и пальмовых листьев наряды для себя и мужа. Мы нарядились и начали друг с другом фотосессию. Боже, что творилось вокруг нас! Все соседи повыскакивали из бунгало и носились вокруг нас с фотоаппаратами и видеокамарами. Тогда я подумала, это был бы неплохой образ для моей программы, но тогда это все еще была только мечта. В фигурное катание я пришла через два года.

Идей у меня полно, и роли обычно стоят в очереди. Но иногда появляется внезапная идея, как Минни-Маус, и сдвигает всю очередь на пару сезонов назад. Так произошло и с Таити. Пеппи была первой артистикой, лишь потом Таити. Ладно, образ придумать это не трудно. Трудней подобрать музыку. Не хочется же всю программу катать однообразно и без динамики. Вот и начинается болезненный процесс подготовки музыки. Сначала подбираю основную тему, потом ищу, что может с ней сочетаться, и чтобы не потерять идею. Обычно моя музыка нравится хореографам, но были и другие случаи.

Музыку для Таити мне нашел муж. Я скомбинировала понравившиеся части, включая выкрики и принесла музыку хореографу. Тогда это был Олег Рыжкин. Музыка ему жутко не понравилась, он обозвал меня чокнутой и отказался ставить программу. Но все же я сумела настоять на своем, и в конечном итоге даже сам хореограф был потрясен нашей работой, когда я явилась на генеральную тренировку в костюме. Сама себе программы я не ставлю, не вижу себя в процессе и не хватает палитры движений, которыми владеют хореографы. Но иногда меняю эпизоды, если нахожу какую-нибудь интересную замену.

Знаю, что вы очень творчески подходите к созданию костюмов. Расскажите, чем для вас увлекателен этот процесс?

Костюмы — это неотъемлемая часть программы. Подбирая образ, я сразу представляю себе, как он должен выглядеть. Рисую эскиз, подбираю ткани, отделку. Это очень интересный и творческий процесс, как и постановка программы. Костюмы к характерным ролям можно только найти в карнавальном магазине, если повезет. Но лично меня не удовлетворяет качество этих костюмов, их массовое производство. Хотя, если бы я не умела шить, наверно это была бы лучшая альтернатива, по сравнению с заказом в ателье. Но, к счастью, я шью с пяти лет. Этот процесс мне нравился всегда и особенно результат. Каждый костюм это маленький шедевр, который я бережно храню. Это можно сравнить с нарисованной картиной. Только разница в том, что картина висит на стене, а костюм в шкафу. Картины ездят по выставкам. А костюмы по соревнованиям.

Среди всех показанных на льду образов есть ли какой-то один, наиболее близкий вам? 

Все образы, которые я выношу на лед, мне очень близки и дороги. Как ни странно, во время подготовки программы я замечаю перемены в своих движениях и разговоре даже в обыденной жизни. Входить в образ сценичного героя за пределами сцены мы учились в культпросвете более 30 лет назад. Это качество я, похоже, сохранила и сегодня. Так что тут даже непонятно, кто кого выбирает: я персонажей, или персонажи меня.

А есть образ, который только мечтаете воплотить?

О своих новых планах я никогда не рассказываю, предпочитаю сюрпризы.

Какие чувства испытываете во время выступлений?

Во время выступлений я испытываю разные чувства, в зависимости от соревнования, от настроения, от самочувствия, количества программ. Чувствую себя очень скованно, если катаю одну программу. Настоящий азарт получаю, когда катаю несколько программ в один день. Тут уже забываешь о нервах, лишь бы успеть поменять костюм. Вот такие соревнования я и люблю, где нет места для нервов, и чувствуешь себя свободно.

На льду вы больше спортсмен или артист?

Наверно больше артист. Спортсменкой я все-таки себя боюсь назвать. У меня же нет больших достижений да и в силу возраста они уже не светят. А артисту возраст не помеха.

Бывает, что даже неудачный прокат оставляет теплые чувства, и, наоборот, например, совсем не испытываешь эмоций после хорошего… В каком случае вы испытываете удовлетворенность от выступления?

Удовлетворенность от проката напрямую связана с удовольствием во время проката. К сожалению, я не умею катать программы без ошибок, и уже счастлива, когда этих ненавистных ошибок просто меньше, чем обычно. Удовольствие во время проката влияет, в свою очередь, на его качество, придает уверенность и вместе с тем снижает или даже ликвидирует долю ошибок.

Вы являетесь постоянной участницей разных соревнований. Что вас привлекает в них? Как удается поддерживать спортивный азарт?

В последние годы я участвовала в пяти-шести соревнованиях в сезон. В этом сезоне я установила рекорд: 7 соревнований. В соревнованиях привлекает разнообразие программ и требований, возможность попутешествовать, встретить старых и приобрести новых друзей. А еще очень важный фактор — это не только само собой разумеющаяся теплая атмосфера и взаимопомощь между участниками и аплодисменты на трибунах, но и улыбки со стороны судейской бригады и внимание, а часто и комплименты организаторов. В таких соревнованиях просто грех не участвовать. А когда в плане стоит еще и дебют новой программы, то одно предвкушение ответной реакции на приготовленный сюрприз уже окрыляет.

Есть старты, которые особенно дороги сердцу, и почему?

На этот вопрос я могла бы написать целую книгу. Каждый старт мне очень дорог. Каждое соревнование совсем непохоже на другое и сопровождается массой новых впечатлений, а иногда и с приключениями. Однако, самым незабываемым был старт в Мельбурне-2016, который внезапно для меня оказался на грани срыва. Поездка была запланирована на два соревнования. Первое проходило в Данидине (Новая Зеландия), куда я летела с пересадкой в Мельбурне. Во время пересадки в Мельбурне мне ликвидировали австралийскую визу и не предупредили об этом. После соревнования в Данидине в 5 утра я была в аэропорту, но меня не пустили на самолет из-за отсутствия визы. У меня началась паника от полной беспомощности. Было 6 утра, и звонить в австралийское посольство было бесполезно. Я сообщила о своей трагедии организатору соревнования в Данидине Сью Хосейт. Та, естественно, тут же откликнулась и, забросив все дела, рванула в аэропорт на разборки. Самолет уже давно улетел без меня, а я сидела и рыдала в зале ожидания.

Между делом ко мне подошла уже знакомая мне работница аэропорта и протянула мне свежий номер газеты «Otago Daily Times». «Это Вы?»- спросила она указывая на фотографию с пьедестала почета на полстраницы. «Что за глупый вопрос», подумала я, «Ты же знаешь мое имя». «Я Вам дарю эту газету», сказала она, не дождавшись моего ответа. «Спасибо», ответила я и подумала, что самолет за мной из-за этого все равно не вернется. В 2010 в Виллард-де-Лонс я познакомилась с новозеландцами Лорис и Грэем, которые должны были соревноваться еще и в Оберстдорфе, но не знали, как туда добраться. Ну я и оказала им услугу, привезла их на машине в Оберстдорф. Лорис и Грэем больше не катаются, но мою услугу они до сих пор не забыли. Мы великолепно провели вместе время, пока я было Данидине. А теперь вот сижу безнадежно в аэропорту и жду Сью. Вдруг получаю СМС от Грэема с восхищениями и поздравлением с замечательной статьей в сегодняшнем номере. Ну, тут у меня появился повод сообщить о своей несчастной судьбе.

В конечном итоге в аэропорту собрался целый консилиум во главе со Сью. Сью подняла все свои связи в австралийском посольстве в Аокланде. Грэем и Лорис вызвались взять меня на попечение к себе в Квинстаун и оттуда заказывать визу. Тут еще и подключился работник аэропорта Тони со свои предложением, мол если мне дадут визу до среды 10:00, то он бесплатно перерегистрирует меня на самолет, который идет из Квинстаун в Мельбурн, и вечером я буду там. Все эти планы мне казались воздушными замками из-за моего русского гражданства. Визу надо ждать 30 дней. Здесь речь шла уже даже не о соревновании в Мельбурне, а вообще вернуться в Германию и вовремя выйти на работу. Но выбора не было, и я приняла все предложения своих друзей. В Окланде был как раз праздничный день, и посольство было закрыто. Так что понедельник был уже потерян. Во вторник Грэем планировал звонить в Окланд по назначенному Сью телефону. К счастью, австралийское Консульство оказалось еще и в Квинстауне.

Во вторник утром мы с Грэем были тут как тут. Боже, какие только отговорки мы не услышали, чтобы мне вне очереди получить визу пока Грэем не сказал: «А Смила сказала, что нет проблем». Вдруг вмешалась в разговор девушка из соседнего информационного окна: «Откуда Вы знаете Смилу? » Грэем показал бумажку с телефоном который он получил от Сью. Девушка тут же распорядилась заполнить анкету, сдать отпечатки пальцев, предъявить банковские документы, билеты и т. д. Эта магическая Смила оказалась начальником визового отдела в австралийском посольстве в Окланде. Весь вторник был убит на бумажную волокиту, но мы успели подать запрос на визу. Теперь осталось ждать завтра. Крайний срок 10 утра. Получу визу или нет? Еще и соревнование в Мельбурне сдвинули с пятницы на четверг. Прямо с утра схватилась за компьютер: визы нет! Каждые 5-10 минут проверяла: визы нет! Мне казалось, моя голова сейчас взорвется от напряжения. Представьте себе, в 9:30 пришло-таки согласие на визу. Боже, как я была счастлива! Тут же соединились с Тони и он, как обещал, зарегистрировал меня на самолет из Квинстауна. Сью в это время была уже в Мельбурне и тянула за меня стартовый номер в надежде, что я уже на пути в Мельбурн. Вечером я прилетела, и на следующий день пришлось выступать спонтанно. Я никак не могла поверить в свое счастье и чувствовала себя должницей перед моими новозеландскими друзьями. Я каталась для них, и мне хотелось доказать, что наши старания были не зря. В итоге я заняла два первых места.

По возвращению домой я написала благодарность моим друзьям за их громадную помощь в такой сложной ситуации. В ответ я получила от своих новозеландцев очередной сюрприз. Лорис прислала мне всю корреспонденцию между ею, начальником данидинского аэропорта и директором Новозеландских Авиалиний. Лорис написала директору аэропорта благодарность в адрес Тони за его огромную помощь в моем участии в Master Gayms 2016. Потом приплюсовала еще и мои первые места, и что я выступала с гордостью за своих друзей и с Новой Зеландией в сердце.

Начальник аэропорта отправил это письмо директору Авиалиний. Было организовано собрание, где гремело мое имя и имя Тони. В конечном итоге Тони даже получил повышение по службе, а меня изобразили великой спортсменкой. Кто бы мог подумать об этой иронии судьбы. Я бы никогда не поверила в эту сказку, если бы сама не была ее участницей.

Расскажите о вашей поездке в Оберстдорф. Что больше всего запомнилось?

В этом году была моя 9-я поездка в Оберстдорф. Каждый год с 2009, пропустив 2017, я была в Оберстдорфе. Должна сказать, что чем дальше, тем больше я теряю интерес к этому соревнованию. Оно замечательно организовано, встречаешься с друзьями, выделен лед для тренировок. Все великолепно! Но 6 дней соревнования с утра до ночи! Это утомляет еще больше, чем собственные тренировки и выступления. Как раз по этой причине я и пропустила 2017 год, заменив Оберстдорф на два других соревнования и нисколько об этом не пожалела. Усидеть дома невозможно, когда по плану выступления друзей. По-возможности всех хочется посмотреть и поддержать, но это, во-первых, нереально. Во-вторых, перегораешь к собственному выступлению или на них уже нет сил. К тому же, мне нужно либо выступать в первые три дня по приезду, либо ждать окончания акклиматизации. Она у меня проходит очень тяжело. Подгадать невозможно — жилье надо бронировать намного заранее, когда еще даже нет списков участников. В этом году участвовало по одним источникам 523, по другим 723 или что-то около этого спортсменов. Мне просто интересно узнать пределы этого соревнования. Когда-нибудь там уже просто никто не сможет участвовать, кроме пенсионеров, в силу ограничения отпусков и роста расходов на проживание, или придется делить его на несколько частей. Уже дошло до того, что большие группы делят на две, по непонятному принципу. Потом, наверно, будут делить на пять. Но это уже будет не соревнование, а массовое катание. На следующий год уже вышел анонс на 7 дней соревнования. Некоторые мои друзья не смогли приехать даже на 6 дней.

Что касается качества судейства в Оберстдорфе, то это как везде. Все зависит от судейской бригады, настроения и степени усталости жюри. Все же они тоже обычные люди. Но что касается артистики, я вообще не понимаю ее смысла в Оберстдорфе. Безликие и однообразные программы стоят там, как правило, на пьедестале. А идейные и развлекательные попадают на галерку. Главным показателем артистки является скольжение. А как же другие составляющие? И зачем тогда вообще называть эту номинацию артистикой? Наверно, чтобы ввести в заблуждение любителей творчества. Ну назвали бы ее короткой программой, и всем было бы все ясно. Но, к счастью, есть другие соревнования, где именно творчество стоит на первом плане.

Со мной часто происходят невероятные приключения. Вот как раз последняя поездка в Оберстдорф и оправдала себя. После своей произвольной я случайно познакомилась с режиссером немецкого художественного фильма «Anfängerin» («Начинающая»). Не знаю, идет ли этот фильм в России, но в Германии он очень популярен и в Оберстдорфе каждый вечер показывали его английскую версию. Александра подошла ко мне и попросила письменного разрешения на публикацию моих фотографий. Я еще не знала, что передо мной режиссер популярного у фигуристов-любителей фильма и спросила, где она собирается публиковать фотографии. Александра сказала, что намерена писать статью о соревновании и еще имеет какие-то новые проекты. Я спросила: «А Вы кто?» И когда услышала ответ, то тут же забыла, зачем пришла на каток. «Вот, сам Господь послал меня в Ваши руки!», — воскликнула я. Александра удивленно взглянула на меня. И я тут же выпалила ей свою историю фигурного катания. Та схватилась за ручку и принялась лихорадочно нотировать мой рассказ, прерывая меня, чтобы ничего не упустить. В конце попросила мой номер телефона с намерением связаться со мной для следующего проекта. Как говорится, продолжение следует.

Как проводили время вне соревнований?

Вне соревнования? В Оберстдорфе не бывает времени без соревнования. Там либо соревнование, либо ночь. Вообще-то я таскаюсь по соревнованиям с обеими швейными машинами, если еду на машине. В этот раз я ехала в Оберстдорф из Троа. Там тоже проходили соревнования. Вот в Троа я не только успела почти полностью сшить костюм феи, но еще и погулять по красивейшему старому городу и погода была замечательная. В Оберстдорфе мне осталось только декорировать крылья. Вот я этим и занималась в свободное время. А после проката артистики, я и вовсе «переселилась» на каток. Погода-то, как всегда, скверная.

Как вы относитесь к идее проведения взрослой «Олимпиады»?

Наверно, это новый этап в любительском спорте. Но меня пугает слово Олимпиада. Не преувеличено ли это? Как бы это не было Оберстдорфом в третьей степени. Следующий вопрос: условия участия, гражданство? Все это пока в стадии наброска.

Хотели бы поучаствовать и почему?

Поучаствовать хотелось бы, конечно. Просто люблю новые соревнования, и в Инсбруке (кажется там она будет проходить) я еще не была.

Есть ли у вас какая-нибудь особенная мечта или цель, связанная с фигурным катанием?

Мечта, конечно, есть. Только это абсолютный бред, и все будут смеяться. Ну и пусть, я привыкла. В школе тоже все смеялись надо мной. Я хотела бы открыть свой каток и приютить туда всех таких же сумасшедших, как я сама.

Елена, спасибо искренний и  уникальный рассказ! Желаем нескончаемых творческих идей, новых ледовых побед и только крепнущей любви к этому виду спорта!

Похожие записи

Дамам посвящается!

Где-где, а во взрослом фигурном катании женский день – особенный. Ведь женщин-фигуристок абсолютное большинство, тогда как мужчины скорее редкое исключение. […]

Ничто не мешает и вреда не будет.

Нас, бывает, тут поругивают за то, что мы считаем себя полноценными спортсменами. Говорят, не надо сравнивать себя с олимпийскими чемпионами […]

Что общего между…

СНОФом и храмом Саграда Фамилия в Барселоне? Когда я впервые побывала в Барселоне, а было это еще в прошлом веке, […]

3 комментария

  1. Все интересно и все правда. Но история жизни этой замечательной женщины может растрогать весь мир!

  2. Жаль, что Вы ее костюмы не видели! Это — произведение искусства! Там и бисер и пайетки и кружево, которое она сама делает!
    Но, откровенно говоря, это здорово, что вы ее на такие откровения вывели. Мало кто такие подробности её жизни знает. Даже те, кто с ней уже давно знаком.
    Она, кроме того, что очень творческий, но ещё и очень организованный человек. Ее очень высоко ценят на работе.
    Друг она тоже замечательный.
    Необыкновенная Елена!

  3. А в Германии для ребёнка 15 лет и уровень катания по разряду 1 спортивного (наличие дупля, 2 тройных прыжков) есть возможность продолжать заниматься и развивать навыки. Есть ли школы специальные?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *